Антисоветский Блог (antisovetsky) wrote,
Антисоветский Блог
antisovetsky

Category:

Самарлаг и Безымянлаг. Сокские штольни под Самарой.

Самарский ИТЛ (Самарлаг) существовал с сентября 1937 года по октябрь 1940 года. Его управление находилось в Куйбышеве (Самаре). Максимальное число заключенных - 36800 человек. Кол-во заключенных: 1937 год - 2159 чел., 1938 - 30 233 чел., 1939 - 36 761 чел., 1940 - 29 546 человек.

Заключенные Самарлага вели обслуживание работ Куйбышевстроя НКВД, в том числе - строительства Куйбышевской ГЭС, Безымянской и Куйбышевской ТЭЦ, дизельной электростанции, Жигулевской подстанции, цементного, кирпичного и механических заводов, железной дороги Безымянка-Красная Глинка (42,5 км), Сызрань-Переволоки (59 км), дорожных магистралей Красноглинского узла.

Безымянский ИТЛ (Безымянлаг) существовал с сентября 1940 года по апрель 1946 года. Его управление дислоцировалось в районе станции Безымянка. Максимальное число заключенных - 91300 человек. Число заключенных: 1941 - 91 211 чел., 1942 - 81 278 чел., 1943 - 29 811 чел., 1944 - 8583 чел., 1945 - 7122 чел., 1946 - 5963 человека.

Заключенные Безымянлага в Самаре строили: авиационные заводы № 122 и 295, моторный завод № 377, аэродром, дороги. Достраивали Безымянскую и Куйбышевскую ТЭЦ, кирпичный и механический заводы, заводы № 1, 18, 24, 35, 145, 165, 207, 305 и 454, цеха вагоноремонтного завода. Строили Нефтеперерабатывающий завод № 443 в районе станции Кряж, коммунально-бытовые объекты, карбидный завод НКАП. Вели разработку гравийных карьеров, строили радиостанцию, водопровод, канализацию, трамвайные пути и депо. Вели работы в совхозе «Красный пахарь», строили объекты для Куйбышевнефтекомбината.

Заключенные Самарлага и Безымянлага разрабатывали Сокские штольни, начиная с 1937 года, с началом строительства Куйбышевского гидроузла.

"С 1937 года заключенные начали разрабатывать Сокские штольни в горе Тип-Тяф" - фраза звучит просто и понятно, не вызывая никаких эмоций. Как же на самом деле жили заключенные?

День начинался в 4 утра. Работали до 18 часов, по 300-500 человек за смену. Плановой нормой считалась выработка 5 кубометров породы в день на человека. Работали бригадами. Породу грузили вручную и возили вагонетками. Ночью вольнонаемные (бывшие заключенные) взрывали породу, а с утра зэки приступали к расчистке штреков. Из инструментов существовали только кайло, кирка, клинья, лом и кувалда. Большие камни дробили при помощи кувалды и металлических клиньев. Каждый заключенный должен был перетаскать в вагонетку более 7 тонн известняка за смену. Надзирателям из числа заключенных тоже предписывалась норма, поэтому их долю добавляли всей бригаде. Что же было, если норма не выполнялась?

Существовала система штрафов и поощрений. Выполнил норму на 70 процентов - получи 70 процентов пайка, выполнил на 50 процентов - получи 50 процентов пайка. Паек заключенного состоял из 500 грамм низкокачественного хлеба и баланды - супа. Во время Великой Отечественной войны паек мог быть урезан до 200 грамм хлеба в день. Постоянное невыполнение нормы влекло за собой физическое истощение, обессиливание, невыполнение очередной нормы и, как правило, смерть.

Не вышедшим на работу паек не полагался. Тех, кто не мог махать кайлом, подстерегала голодная смерть. Из поощрений заключенным полагались "зачеты" за ударную работу, уменьшающие срок заключения. Заключенный, ударно выполняющий свою работу, мог сократить свой срок наказания за квартал на 18, 30 и 45 дней. Однако впоследствии зачет в 45 дней стал присуждаться только "соцблизким" бытовикам. Зачет в 30 дней стал даваться политическим с легким пунктом обвинения, а на долю политических, обвиненных в шпионаже, диверсии и терроре, остался зачет в 18 дней за квартал.

Смертность доходила до 15% в месяц от общего числа заключенных. Умирали, в основном, молодые и старики. Молодежь оттого, что в ней ярче и активнее проявлялся дух противоречия и сопротивления. Молодые чаще отказывались от работы, сидели во внутренних изоляторах, простуживались и массами умирали от туберкулеза, воспаления легких и других болезней. Старики умирали от истощения. Техники безопасности не существовало - каски появились только в 1958-м году. Часто под обвалами гибли по нескольку человек. Пыль, долго оседавшая после взрывов, превращала легкие в кровавые лохмотья за несколько месяцев. Часто вспыхивали болезни, такие как дизентерия. Пеллагра была основной причиной смертности в течение многих лет.

Пеллагра - тяжелый авитаминоз, обусловленный недостатком никотиновой кислоты (витамина РР) и поражающий пищеварительный тракт и нервную систему. Излечивается только с помощью полноценного питания. Если в отдельные периоды начальство и охрана и не прибегали к побоям заключенных, то само душевное состояние последних от духовной депрессии, тяжести работы и постоянного недоедания было очень подавленным. Многие в крайнем отчаянии нарочно ранили себя во время работы - отрубали себе пальцы на руках и на ногах и даже самые кисти рук. Это явление приняло массовые размеры и называлось на языке лагерного начальства "саморубством". С саморубами велась серьезная борьба. Им, как правило, увеличивался срок заключения за так называемый "лагерный саботаж": к сроку в 10 лет прибавлялось еще 5, к срокам в 8 и 5 лет прибавлялось 3 года. Отказавшихся от выхода на работу запирали во внутрилагерный изолятор. Зимой он не отапливался и заключенных, сажая в него, раздевали до нижнего белья. В некоторых изоляторах вместо нар были набиты тонкие брусья, сидеть на которых было мучительно. Называлось это отправкой "на жердочки".

Лагерное начальство состояло из бывших чекистов, военных и заключенных большого стажа, завоевавших симпатии вышестоящего начальства. К 70 - 80 процентам политических заключенных примешивалось 20 - 30 процентов уголовников-рецидивистов. Делалось это из особых соображений. Внешняя охрана и лагерное начальство во внутреннюю жизнь заключенных не вмешивалось, и внутри лагеря царил полный произвол. Сравнительно небольшой процент рецидивистов постоянно терроризировал политических, беспощадно их обкрадывая и избивая. Большинство же уголовников, без существенных последствий для себя, на работу не выходило, заставляя вырабатывать свою норму более слабых. Таким образом, произвол и избиение политических заключенных со стороны начальства и охраны фактически были передоверены уголовникам.

Положение заключенных особенно ухудшилось во время Великой Отечественной войны. В этот период к ним добавились военнопленные и штрафники. Отношение к этому контингенту было еще хуже. Только после 1947 года, после перехода многих лагерей на хозрасчет, заключенные стали питаться лучше. В 1958 году к разработке Сокских штолен приступили вольнонаемные рабочие, а в 1960 году штольни закрыли.

Сейчас узнать точное количество заключенных, работавших в сокских штольнях, умерших не представляется возможным - данных нет (их или не фиксировали, или не рассекретили). В середине работающего Сокского карьера есть высокая гора, нетронутая экскаваторами. Там находится бывшее кладбище немецких военнопленных, погибших во время разработки Сокских штолен. Во время разработки нового карьера их останки не тронули, хватило ума. На это самое кладбище приезжала делегация из Германии. Видимо, они решили профинансировать перезахоронение могил немецких заключенных. Зная трепетное отношение немцев к останкам предков, оставшихся еще со Второй Мировой войны, в это можно поверить. О могилах советских заключенных ничего не известно. Да и мало кого это интересует.

Сокские штольни, сейчас

Источники:

http://kompasturista.ru/news/istoriya/istoriya-sokskix-shtolen-1

http://kompasturista.ru/news/istoriya/istoriya-sokskix-shtolen-2

Tags: ГУЛаг, Репрессии
Subscribe

Posts from This Journal “ГУЛаг” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments