March 2nd, 2018

Красная Армия против крестьян

2 марта 1930 года Реввоенсовет (РВС) СССР, высший коллегиальный орган управления и политического руководства Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА) издал совместно с ОГПУ директиву, категорически запрещавшую привлекать части РККА к так называемым «операциям по изъятию контрреволюционных элементов» (то есть к массовым акциям по выселению «раскулаченных», фильтрации спецпереселенцев, арестам, облавам, обыскам). Запрет также распространялся на привлечение РККА к так называемым чекистско-войсковым операциям: прочёсыванию местности, блокированию населённых пунктов, выставлению постов и проверке документов на железнодорожных станциях и в поездах.

Хлеб, изъятый у крестьян Скадовского хлопкового совхоза № 1, под охраной часовых. Сентябрь 1932. Украина.

Ровно через три года, 2 марта 1933 года, распоряжение пришлось повторить уже в форме совершенно секретного приказа РВС СССР № 004. Приказ жёстко подтверждал все положения директивы от 2 марта 1930 года, из чего следует лишь один вывод: раз спустя три года Ворошилову пришлось директиву вновь повторять и подтверждать, значит, невзирая на запреты, части Красной Армии к карательным операциям на селе всё же привлекались.

В свою очередь руководство ОГПУ также регулярно выпускало столь грозные приказы, категорически запрещавшие привлекать РККА к решению «крестьянского вопроса». «Части Красной Армии к операции ни в коем случае не привлекать. Использование их допускать только в крайних случаях, при возникновении восстания», – говорилось в приказе ОГПУ № 44/21 от 2 февраля 1930 года. Под «операцией» имелась в виду депортация порядка 170 тысяч «кулацких» семей (500–700 тысяч человек) в отдалённые районы Севера, Сибири, Урала, Казахстана...

Collapse )