Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Дефицит хлеба и соли в начале 80-х

На дворе дежурный приступ ностальгии по всему советскому: как, мол, тогда все было хорошо, сытно, весело и дружно. По крайней мере, именно так воспринимают эти стенания родившиеся (к счастью!) слишком поздно, чтобы застать талоны на спички, мясо, масло, мыло (талоны, вовсе не гарантирующие реальную покупку этих обмылков и огрызков), многокилометровые очереди за синюшными куриными скелетами, «колбасные» поезда в Москву. Впрочем, у некоторых это ассоциируется исключительно с перестройкой, после которой все якобы и исчезло. Вот только материалы Политбюро ЦК КПСС четко зафиксировали: страна отчаянно балансировала на грани продуктовой катастрофы даже в самые «сытые» 1970-е, а уж в начале 1980-х годов Кремль был готов вновь ввести продовольственные карточки – даже на …соль!


Поскольку ситуация с солью, как оказывается, была тогда катастрофической. 17 февраля 1981 года Секретариат ЦК КПСС принял совершенно секретное постановление «О жалобах трудящихся на перебои в торговле поваренной солью». Как известил высочайшую инстанцию отдел писем ЦК КПСС, «среди поступающих в Центральный комитет партии писем трудящихся по вопросам обеспечения населения продовольственными товарами, все чаще встречаются полученные из некоторых районов страны жалобы на трудности в приобретении поваренной соли, ограниченный ее ассортимент и низкое качество». Можно представить, сколько было таких писем трудящихся, если по солевому вопросу пришлось созвать аж специальное заседание Секретариата ЦК, да еще и специальное постановление принять!

Collapse )

Становление карточной системы в СССР

13 января 1931 года коллегия Наркомснаба приняла постановление "О введении единой системы снабжения трудящихся по заборным книжкам": страна переходила на карточную систему, и с конца месяца условия жизни (а часто и возможность выжить) стала определять принадлежность к тому или иному списку снабжения.


У этого была своя предыстория: кризис нэпа и крах государственных хлебозаготовок (их побил частный предприниматель — он давал за хлеб большую цену и был гораздо разворотливей), планы ускоренной индустриализации с последующей коллективизацией, масштабный кризис снабжения. Коллективизация имела непредвиденные последствия: рухнули хлебный и мясной рынки, резко увеличилась денежная масса, случаи продовольственных беспорядков исчислялись тысячами. Сталин ответил на это выдержанной в его духе пиаровской акцией: ОГПУ раскрыло контрреволюционную организацию "вредителей снабжения", было расстреляно 48 "вредителей по мясу, овощам и консервам".
Collapse )

Миф о "сталинском изобилии"

1 января 1935 года в СССР отменили карточки на хлеб. Предпосылками для отмены послужили относительно урожайные предшествовавшие годы, за счет чего увеличились заготовки хлеба, а так же политика стимулирования дальнейшего производства увеличением закупочных цен. Впрочем, не все было так просто. Через несколько дней после провозглашения политического решения пленума ЦК об отмене карточек, были установлены новые розничные цены на ржаной и пшеничный хлеб, и значительно выросли цены на муку. Наиболее распространенной стала цена на пшеничный хлеб 1 рубль за килограмм - вдвое больше старой «нормальной» цены и на треть меньше старой коммерческой. К тому же свободная продажа во многих местах ограничивалась лимитом по отпуску товаров в одни руки


Отношение населения к отмене хлебных карточек было очень конкретным и пестрым. Оно зависело от того, принесла ли реформа облегчение данной семье или нет. Довольно общим являлось недовольство ценой на хлеб. Оно слышалось не только от крестьян ("Хлеб мы сдавали по 1 рублю 20 копеек за пуд, а нам продают по рублю за килограмм"), от малообеспеченных, многосемейных, но и от высокооплачиваемых индустриальных рабочих, которые привыкли получать хлеб по низкой цене ("Если при карточной системе мне на семью паек обходился в месяц 42 рубля, то теперь за 4 пуда хлеба я должен отдать 160 рублей"). Хотя с отменой карточек население получило прибавку к зарплате (индустриальные рабочие - наибольшую по сравнению с другими группами населения), это не компенсировало полностью возросших затрат на покупку хлеба. Недовольны были и те, кто придерживал хлеб до весны, чтобы подороже продать его. Жалобы на цены, однако, не означали, что у людей не хватало денег на покупку хлеба. Донесения НКВД свидетельствуют, что население, устав за годы карточной системы от черного хлеба низкого качества, повсеместно покупало дорогой белый хлеб из муки высшего помола, что вызвало в некоторых местах затоваривание черствым черным хлебом. Жалобы на высокую цену были скорее следствием иждивенческих настроений, которые формировала пайковая система с искусственно низкими ценами.
В районах, хорошо подготовившихся к свободной торговле, преобладали положительные отзывы населения. Там же, где местное руководство не обеспечило нормального хода торговли, население требовало восстановления карточной системы.

Collapse )

Кофе советикано

В СССР разжиться растворимым кофе (и вообще кофе) мог только человек, рожденный под счастливой звездой, да еще и привыкший гнить в очередях по несколько часов. Зато везде были «кофейные напитки».

Кофейные напитки на основе цикория, ячменя или желудей не являются изобретением советской пищевой промышленности – в Европе их пили еще во время Первой Мировой войны. Тогда вообще появилось много суррогатов обычных продуктов, типа сахарина, яичного порошка, морковного чая или денатурата. Однако война закончилась, и европейцы вернулись к обычному кофе из кофейных зерен. А советский народ до своей дружбы с кубинским так и хлебал жидкий напиток со специфическим запахом. В СССР широкое распространение подобного рода напитки получили после Второй Мировой, а особенно в 1960-1970-е годы, когда дефицит стал все более широко распространяющимся явлением.


Что представлял собой «кофейный напиток». Обычно это было 20-30% натурального молотого кофе, к которому прибавлялись в разных пропорциях молотые желуди, каштаны, цикорий, ячмень, плодовые косточки, соя, шиповник и пр (в зависимости от разновидности напитка). Иногда кофе в «кофейном напитке» не было вообще. Так, в знаменитой «Балтике», представленной на снимке (ею были забиты все магазины) в составе 35% цикория, 35% ячменя, 20% сои и 10% каштанов. (цена – 40 копеек). В стоящем с другой стороны «Ячменном напитке» кофе тоже нет – там 80% ячменя и 20% цикория. (цена 25 копеек). А вот в «Летнем» прибалтийском напитке (посередине) кофе имеется 20%, остальное ячмень. Поэтому и цена выше – аж два рубля (кроме того, жестяная банка). Кофейные напитки по вкусу были невероятная в наши дни дрянь.


Фактически, кофейные напитки стали прообразом кофе без кофеина. С советскими поправками.

Разумеется, кофе продавался в в зернах на развес: два сорта - Арабика и Робуста, был ассортимент и растворимого, но все это не каждый день и не в каждом магазине, а скорее банка растворимого кофе в «заказе на праздник». Стоил кофе в зернах в середине 80-х не так уж и девшего — 10-20 рублей за кг., растворимый — банка «натурального» - 6 рублей. Продавали также и зеленые зерна, которые жарили на сковородке, или в духовке, главное было не упустить.

Растворимый кофе в СССР продавался в жестяных банках: Московский кофе растворимый, (банка широкая, коричневого цвета), Индийский Кофе Растворимый (в коричневой банке с индийскими женщинами), Натуральный кофе растворимый (с черным принтом и с пальмами - намеком на Африку).

Примерно 80% сырья, завозимого в СССР для дальнейшего производства кофе, приходилось на Бразилию. 10-15% - из Индии.

Советский общепит и натуральное хозяйство.

Советское общественное питание, сокращённо – общепит. Не знаю кому как, но лично для меня это слово вызывает воспоминания об огромных алюминиевых кастрюлях, на которых масляной краской написано «первое блюдо», о пластиковых, залитых липкой жижей поверхностях колченогих столов, порциях крупно натёртой моркови, политой разбавленной сметаной и тарелки со слипшейся вермишелью и шницелем, который больше похож на какое-то лишённое сахара хлебобулочное изделие. Кстати, а знаете, чем шницель отличается от котлеты? Шницель более плоский. Вот и вся разница. Нынче модно ругать Макдональдс и вообще всякий фастфуд. Какими только эпитетами не наделяют гамбургеры и прочие продукты питания из Мака. Причём все исследователи сходятся в одном – еда из Макдональдса не полезна для здоровья, содержит много холестерина и вообще – лучше её не кушать. А моё мнение таково, что человеку, который выжил в условиях тотального совкового общепита, никакие бигмаки нипочём.

Иллюстрация из журнала "Крокодил"

Как воровали в советском общепите 70-80 годов


Общепит был скопищем воришек, хамов и грязнуль. Воровали там все, начиная от сторожа, кончая заведующим. Тащили домой полные сумки продуктов. Ведь кроме как Москвы и столиц союзных республик в остальных городах еды в магазинах почти не было. Но воровали и в Москве и повсюду.

Понятно, что нужно было проявлять недюжинную изобретательность, чтобы воровать продукты, притом, что столовые и даже рестораны не имели права придумывать собственные блюдА, а в стандартных блюдАх "закладка" продуктов нормировалась до грамма и все это проверялось ОБХСС и прочими недокормленными контроллерами.

Collapse )

"В блокаду Елисеевский ломился от продуктов"

Человек, работавший в знаменитом гастрономе, вспоминает, как виноград, яблоки, колбасы и шоколад в голодное время выдавались людям "со специальными книжечками"

С Ниной Ивановной Спировой, всю блокаду проработавшей в Елисеевском магазине, мы встречались до того, как министр культуры Мединский умудрился обвинить во вранье Даниила Гранина. Напомним, чиновник заявил, что рассказ, как в голодном Ленинграде пекли ромовые бабы, – фантазии писателя. Нина Ивановна совсем старенькая, и вряд ли, разговаривая с нами, она намеревалась возражать самому министру. Но может быть, ее воспоминания заставят высокого начальника впредь не бросаться словами, которые тоже могут оскорбить блокадников.


Ко всем военным праздникам Нина Ивановна Спирова получает поздравления от президента. Читать уже не может – сдали глаза, но распечатывает конверты, уважительно кладет на тумбочку. Ни на какие юбилейные мероприятия не ходит – по той простой причине, что много лет уже не покидает дом. Ноги, слава богу, пока носят, но четыре высоких этажа без лифта – это тяжеловато. Там, где нужно, она числится во всех блокадных списках, и потому все положенное блокаднику – пенсию (неплохую), поздравления, подарки – ей приносят домой. Недавно, к круглой блокадной дате, принесли медаль. Что на ней, Нина Ивановна прочитать не может, но видит – вещь красивая, блестящая…

Collapse )